14.11.2019

Подросток отказывается от еды – это анорексия?

Жила – была девочка. Хорошая, умная. В школе училась на «4» и «5». Только дома иногда были проблемы с сестрой и родителями.

Была девочка с нормальной девичьей фигуркой и здоровым цветом лица. К подростковому возрасту, как у всех детей, организм девочки решил подготовиться к глобальным своим перестройкам. Чтобы «вытянуться» и еще больше похорошеть, организму нужны были «строительные материалы» — жировая ткань, мышцы, достаточное количество белков, жиров и углеводов, витамины всякие и много всякого другого. В быту происходящее с девочками и мальчиками называют «детской припухлостью». Мальчики и девочки только потом узнают, что она проходит со временем сама собой.  А наша девочка этого не знала. Да еще и влюбилась к тому же.  А мальчик был красивый и умный.

Решила наша героиня, что нужно соответствовать, хотя бы внешне, этому мальчику. Самое интересное, что мальчику наша девочка понравилась такой, какая она была. Ни больше, ни меньше. Но тут злую шутку сыграл подростковый максимализм. «Либо так, либо никак» — решила хорошая девочка и перестала есть. А потом не смогла остановиться в похудании. Скорость потери веса мотивировала с настойчивым упорством. И цель, ради которой девочка худела, перестала играть какую-либо роль. С мальчиком дружить она перестала – просто не было сил на проявления эмоций, прогулки, разговоры по душам. Проблем дома становилось все больше и больше – родители не понимали, что происходит, боролись с девочкой, боролись за нее. Но подростковый возраст, синдром «отличницы», жесткие самоограничения привели и к физическо-физиологическим и к психическим изменениям.  И тут не только родители, но и сама девочка забили тревогу. С последствиями разбирались не один год. Врач поставил диагноз «нервная анорексия» с проявлениями «булемии». И это обратная сторона заболевания. Отказ от еды ведет к закономерным приступам голода. И, к сожалению, девочки, а иногда и мальчики, самостоятельно справиться не могут. Это комплексная работа психологов, медиков и психотерапевтов.

Это одна крайность.

А теперь немного о еде и ее культе в нашей стране в последнее время.

Начну с того, что в психологической практике, как ни странно, еда является метафорой любви. Вспоминаем, что мамы проявляют свою любовь и заботу сначала через кормление малыша. Многие мамы, становясь бабушками, именно так демонстрируют свое отношение к уже выросшим детям и внукам – первым делом покормить, наполнить карманы внучат конфетками, пирожками и еще чем-нибудь. И это вполне в психологической традиции. Вспомним и о животных. Как мы можем дать им понять, что хотим с ними подружиться или просто показать свое хорошее отношение – разумеется, покормить! Именно поэтому-то в зоопарках так много табличек с «животных не кормить».  «Залюбливают» животных  насмерть!

Времена дефицита всего дали нам такой стойкий голод, как физический, так и душевный, что восполняем до сих пор. От изобилия пестрит в глазах. Хочется все и сразу. Отголоски дефицитных времен все еще слышны и потому остался страх, что «можем повторить». А тут уже вторая крайность – переедание с перекармливанием детей, вспоминая голодные времена.

Что же такое должна испытывать или чувствовать девочка, чтобы начать ограничивать себя в еде? Пока еще не начали, одно важное – чаще всего сие происходит в подростковом возрасте, но бывают и случаи, когда процесс начинается раньше. Вплоть до раннего детства.

Теперь поехали!

  1. Причины глубоко физические – недовольство своим телом с непониманием того, что изменения тела будут и это неизбежно. К тому же особенности подросткового возраста накладывают отпечаток – самокритичность, обращение внимания на свои недостатки и внешность в целом, чувствительность к критике именно внешности.
  2. Причины глубоко личностные. Это и непринятие себя и своего тела, как части себя. В этом случае говорим о низкой самооценке и большом количестве внутренних комплексов. Тут же  синдром «отличницы», когда «только высшие баллы, только лучшие результаты». А обратная сторона синдрома такова – если не добилась, не достигла, то ничего не стою, я плохая, я ничтожество, меня перестанут любить и принимать, а это смерти подобно. Здесь и про вину, и про страх, и про завышенные требования к себе, и про перфекционизм с самобичеванием.

Еще мне вспомнился старый фильм «Законы привлекательности», где главная героиня, находясь в стрессовой ситуации, лихорадочно поглощала пряники, чтобы успокоиться. По сюжету героиня — адвокат. У нее, к тому же, есть критикующая, не принимающая и контролирующая мать, которая еще и эталон красоты и женственности, о чем не забывает дочери напоминать. Иными словами, сплошной стресс и нарушение границ личности.

Если вспомнить о пище, как метафоре любви, получаем, что пряники для героини – это та любовь от матери, которой так не хватало в детстве, чтобы чувствовать себя хорошо, уверенно и спокойно.

Так вот и девочки, находящиеся в стрессовом и тревожном состоянии в подростковый период очень хотят получить поддержку и ощущение, что они принимаются от родителей, хоть и стремятся от них отделиться в силу того же подросткового возраста. Парадокс.

Вспомните, когда совсем маленькими были, чем Вас успокаивали, чтобы Вы перестали плакать? Правильно. И ассоциативная связь устанавливается: плач-еда-спокойствие и защищенность.

  1. Причины глубоко социальные.

Ох уж мне эти модные тренды и «злые языки»! Наше общество подвержено такому явлению, как мода. Что-то вроде «То надевать, это не носить, сюда ездить, вот это покупать, вот так себя вести». А иначе все, ты не человек, приехал из деревни и вообще, как тебя земля носит?!

Одно время из каждого утюга транслировалось, что нужно быть «90-60-90» и девушки изо всех сил стремились к «совершенству». Пути у всех были разными.  Но социальный стереотип в самый свой пик погубил и отправил в больницу не одну тысячу «почти достигших эталона красоты и привлекательности».

В умах сидело: «Идеальная фигура – красивая жизнь, успешная карьера и семья, счастливая судьба.  Ничем не вытравишь.  И никто почему-то не сказал, что это еще не все, что требуется для счастья. Об этом говорили уже с родителями на приеме у психологов, психотерапевтов, а иногда и психиатров.

Однако мы с Вами взяли очень крайние варианты того, почему ребенок может отказываться от еды. Про совсем ранний детский возраст не поговорили. Могу сказать, что отказ от еды у малышей связан с состояниями либо тяжелой болезни, либо, как ни странно, состоянием депрессии. Да, малыши тоже переживают. Переживают они плохое обращение, разлуку с родителями и родными людьми, переживают потери значимых для них питомцев, игрушек и многого другого.  В возрасте 2.5-3 лет дети отказываются от еды «назло» и из упрямства. «Кризис трех лет» обязывает.

В младенчестве же малыш может перестать есть в том случае, когда вместе с ним не занимается мама или любой другой близкий взрослый. Когда не происходит необходимого количества «обнимашек», перемигиваний и гримасок, улыбок и поглаживаний. Иными словами, важного для развития ребенка общения и поддержания связи с окружающим миром (мамой). И это опять про потребность в любви, внимании, полноценном общении и принятии.

Но бывает и так, что вполне нормально, что ребенок (подросток) отказывается от еды и об этом мы поговорим уже в следующий раз. А еще, мы поговорим о том, что делать и не делать в этих случаях.

Заказать звонок
Заполните поля ниже - мы свяжемся с Вами в самое ближайшее время
Оставить заявку
Заполните поля ниже - мы свяжемся с Вами в самое ближайшее время